30 лет истории Украины в политических кризисах. Часть 1. Революции студентов, шахтеров и первая крымская буза

 
 
 
Спецпроект к 30-летию независимости
Украина 1990

Испокон веков история базировалась на описании важных событий в жизни государства. И так уж повелось, что большинство таких событий сугубо негативны: войны и нашествия, революции и гражданские войны, кризисы, голод и эпидемии, в лучшем случае «глубокие реформы», не к ночи будь помянуты. Без них все учебники по истории стали бы на порядок тоньше! Поэтому давно подмечено, что чем короче строки исторических хроник, тем спокойнее и сытнее жизнь населения страны. Вот, к примеру, что такого значимого произошло в Европе в 21 веке? Кроме пандемии «COVID-19» и «Brexit» - практически ничего.

А что можно вспомнить из истории Украины послевоенного советского периода, кроме партизанщины УПА и Чернобыльского катастрофы? Только череду съездов КПСС да пятилетки, выполнившиеся в четыре года. Скука! Зато учебники её новейшей истории переписываются и дополняются после каждой смены власти - но всё равно не вмещают в себя все те «судьбоносные процессы», которыми она изобилует. И главное место в них занимают регулярные политические кризисы, которые, можно сказать, в  основном и двигали эту историю… 

1990: «Народна Рада» и «революция на граните»

Первый политический кризис в Украине возник еще за год до обретения ею формальной независимости. Всё началось с мартовских выборов 1990 года, ставших первыми свободными и демократическими. Избранные в Верховную Раду национал-демократы вместе с разного рода «демплатформовцами» создали первую оппозиционную фракцию «Народа Рада» (125 депутатов из 450). В ответ члены КПУ-КПСС создали свою фракцию большинства «За советскую суверенную Украину», известную больше по её прозвищу «Группа 239»  (по числу её участников). И буквально сразу же между ними начался перманентный конфликт, плавно перетекший в первый политический кризис.

революция на граните
Один из лидеров Революции на граните, будущий депутат Олесь Доний и будущий первый президент Украины Леонид Кравчук

Осенью 1990-го он достиг своего апогея. В октябре в Киеве прошла т.н. «революция на граните»: массовые акции студентов с требованием отставки правительства Масола и против подписания нового союзного договора. А в ноябре был арестован депутат Степан Хмара (просидевший в СИЗО пять месяцев), тут же объявленный «последним советским диссидентом» и символом «национального сопротивления». Кстати, Хмара стал первым украинским нардепом, которого лишили неприкосновенности (по обвинению в нападении на полковника милиции). Первый в череде украинских Майданов прошел в целом успешно: правительство сменилось, открыв путь наверх будущему строителю олигархической системы Кучме, а союзный договор подписан так и не был.

1991: робкий выбор независимости

Второй политический кризис, уже с «сепаратистским душком», начался в Украине тоже задолго до августа 1991-го. В январе того года в Крыму прошел референдум о воссоздании автономной республики (упраздненной в 1944-м), на котором эту идею поддержали 93,2% проголосовавших. Впрочем, сам кризис начался чуть позже, когда «разбуженные» этим референдумом местные политические движения и  одиночные активисты начали требовать обратной передачи Крыма в состав России…

Ну а в конце лета независимость дошла, наконец, до Киева. И так уже получилось, что «вековая борьба за свободу Украины» закончилась тем, что эта свобода неожиданно свалилась ей на голову как манна небесная. Так что когда утром 19 августа в Москве начался ГКЧП, в Киеве весь политикум просто выжидающе затаился. Лишь самые отчаянные национал-патриоты собрали несколько митингов, на которых рубили воздух призывами о сопротивлении «московской хунте». Но всё разрешилось, как говорится, само собою: 21 августа путч в Москве закончился, а 24-го уже окончательно пришедшие в себя украинские нардепы приняли Декларацию о независимости.

И все же эта независимость еще несколько месяцев висела в воздухе, пока в декабре Беловежской Пуще президенты Украины, России и Беларуси не упразднили СССР, а ведущие мировые державы признали новые государства. Это был тоже своеобразный кризис: хотя никакого конфликта не было, но зато тягостное ожидание вымотало всех!

И тогда же, в конце 1991-го, самостийности захотело Закарпатье. 1 декабря там, вместе со всеукраинским референдумом, прошел и местный, поставивший вопрос об автономии области. «Да» ответило 78% проголосовавших, причем в Ужгородском и Береговском районах он достигал 90%. В Киеве этот референдум вызвал уже негативную реакцию, как начало «расползания страны», поэтому его просто проигнорировали. Но именно с него началась многолетняя история «закарпатского сепаратизма».

референдум Закарпатье
Итоги референдума в Закарпатье благополучно забыли

1992: когда чуть не убежал Крым

Сепаратистские проявления в разных регионах бывших советских республик были тревожным, но вполне логичным явлением как последствие раздела большой страны. Главное при этом было решить все вопросы мирным путем, не обостряя их ненужной гордыней и агрессией. Что тогда и удалось Украине, а точнее её первому президенту Леониду Кравчуку.

Свою самую эффектную победу он одержал тогда в Крыму, где сторонники «российского вектора» надавили на Верховный Совет автономии, принявшего 5 мая 1992 года «Акт о провозглашении государственной самостоятельности» а через сутки и Конституцию Крыма. Подтвердить их должен был назначенный на 2 августа референдум, однако он так и не состоялся. Уже 21 мая власти Крыма сдали назад и отменили свой «Акт», а затем внесли изменения в крымскую Конституцию, прописав в ней статус АРК в составе Украины. Секрет успеха состоял в том, что Кремль во главе с Ельциным крымские шалости тогда не поддерживал.

1993: наступление шахтеров

Свою вторую годовщину независимости Украина отмечала в обстановке такого политического кризиса, который сегодня мог бы привести к катастрофическим последствиям. Но, повторимся, тогда политики были мудрее, люди спокойнее, а большинство неадекватов еще не вышли из психушек. Поэтому всё закончилось не смертоубийствами, а первыми в истории Украины внеочередными выборами.

7 июня началась всеобщая стачка шахтеров Донбасса, которых поддакивали к этому их же собственные  директора и политики (в частности, Ефим Звягильский). Вместе с экономическими лозунгами были выдвинуты и политические: федерализация, региональный статус русского языка и сближение с Россией, а также проведение 26 сентября референдума о доверии президенту и Верховной Раде.

забастовка шахтеров
Донбасс тогда лоббировал свои интересы цивилизованными методами

Кравчук зрел в корень и дал всем то, чего они действительно хотели: Звягильскому – должность первого вице-премьера, местным властям Донецка – право на приватизацию областной госсобственности, шахтерам – повышение зарплаты. Требование федерализации оставили за бортом из опасения появления новых автономных республик, а языка -  чтобы не злить национал-патриотов, последних политических союзников Банковой. И хотя потом референдум по этим вопросам всё-таки провели (на Донбассе), его результаты отправили в корзину так же, как и предыдущих местных плебисцитов.

Затем 22 сентября премьер Кучма ушел в отставку, а вместо референдума о доверии президенту и парламенту решили провести их досрочные выборы. В условиях гиперинфляции политические требования стали менее актуальными, а вся ответственность за развал и обнищание упала на и.о. премьера Звягильского, чей рейтинг мгновенно сдулся…

1994-1995: и снова Крым

Верховный Совет единственной украинской автономии продолжал политическую войну с Киевом, и осенью 1993-го учредил должность президента Крыма. Его выборы прошли в январе 1994-го, и победил на них кандидат от блока «Россия» Юрий Мешков.   

С самого начала Мешков пошел на радикальные шаги «сближения с Россией»: ввел на полуострове московское время, готовился перевести его в рублевую зону, пригласил в правительство автономии граждан РФ, начал выдачу российского гражданства крымчанам и т.д. Всё это несколько шокировало даже местных крымских чиновников, которые перестали оказывать поддержку своего президенту. Кучма тут же начал действовать: 17 марта 1995 года был принят закон «Об отмене Конституции и некоторых законов Автономной Республики Крым», лишившей АРК суверенитета и президентского поста. Пытавшегося буянить Мешкова просто арестовали, но не стали сажать в тюрьму, как это делают сейчас, а мирно депортировали на историческую родину

Крым 1994
Мешков закончил свою жизнь в забвении как отыгранная карта

Читайте в продолжении: Левый реванш, крестный отец Тимошенко и Турчинова и Кучму геть