Альтернативная история Украины, ч. 2: Юг Российской империи

 
 
 
Что снится национал-патриотам двух стран
Альтернативная история Украины, ч. 2: Юг Российской империи

В первой части Альтернативной истории Украины читайте о том, что бы было, если бы СССР не распался.

В начале 90-х в нашем лексиконе появилась фраза «розбудова української держави», постоянно повторяемая политиками и журналистами. Она сразу вытеснила «хиты» предыдущей эпохи: перестройку, демократизацию и гласность, ставших более не актуальными и вспоминаемых лишь с иронией. А миллионы украинцев, еще вчера являвшихся типичными советскими людьми, так быстро вжились в новую роль, что им стало казаться, будто они всегда стремились к независимости Украины. Даже бывшие коммунисты типа Фарион и Ющенко, и бывшие комсомольские вожаки вроде Турчинова и Кубива, стали рьяными ура-патриотами! 

Разумеется, сейчас всё это объясняют «извечным стремлением», исторической закономерностью и 140-тысячелетней историей. Но ведь точно так же, в своё время, говорили о построении социализма, еще раньше об идеях панславизма, а еще раньше о принятии христианства. Возможно, всё дело не столько в закономерностях, сколько в том, в том, что весь мир это действительно театр, и всё зависит от удачного сценария и талантливых режиссеров.  Но что, если бы тогда, на рубеже 80-90-х, нам подсунули совершенно иной увлекательный сценарий? Какие бы тогда лозунги мы сейчас кричали, какие ценности отстаивали, и в какой стране жили? 

Ролевые игры политики

В первой части «Альтернативной истории Украины» мы рассмотрели причины развала СССР и заглянули в параллельный мир, где он сохранился и пошел по китайскому пути. Сегодня мы рассмотрим еще более невероятный, на первый взгляд, проект… новой Российской империи!  Шансы создания которой были столь же велики, как и у «обновленного Союза» или распада на отдельные республики. 

То, что в итоге был реализован третий вариант, стало лишь следствием победы местных элит над союзной. А весь этот «националистический налет» на политике образовавшихся независимых государств возник лишь потому, что у местных элит был большой дефицит хороших идей. Им было нечем обосновать перед народом своё стремление отделения от Центра, кроме как лозунгами типа «вони з’їли наше сало!» и разжиганием примитивной ксенофобии. Вынутые ими из пыльных чуланов националистические тезисы столетней давности были должным образом отредактированы, приняв однобокую антимосковскую направленность. Так возник этот уродливый русофобский «неонационализм», выдаваемый за «патриотизм». Всего лишь политический маркетинговый ход, оказавшийся удачным и увлекший миллионы «потребителей»! И который был подержан и одобрен Западом, что придало ему дополнительный импульс.

К национализму тогда обратились местные элиты всех союзных республик, кроме России. Её местные элиты тогда сделали ставку не на «национальное возрождение», а на прозападный либерализм. Почему? Возможно, под влиянием того же Запада, понимавшего, что российский либерализм в сочетании с национализмом других советских республик ведет к желанному распаду СССР по самому выгодному для Запада сценарию – пассивному и практически бесконфликтному. Поэтому его и стали активно подсовывать российской элите, у которой вскоре появилась своя политическая сила («Демплатформа», «ДемРоссия») и свои политические лидеры (Ельцин, Собчак). 

Ельцинская Россия

Но тогда же, в конце 80-х, в РСФСР появились два течения собственного «национального возрождения».  Первое было представлено различными группами русских националистов, «традиционалистов», панславистов, неоязычников и откровенных неонацистов. Из их рядов возникли «Память» и Русская партия, затем РНЕ Баркашова, ДПНИ Белова, движение «Русский марш». Можно конечно иронизировать над «русскими националистами» с кавказскими и удмурдскими корнями, но ведь и некоторые «щирые украинцы» с раскосыми монголоидными лицами аля «козак Мамай» тоже выглядят смешно! Еще раз повторим, что всё это, по сути, лишь сценарии ролевых игр, в которых могут принять участие все желающие. 

Второе течение объединяло куда более многочисленных фанатов «дореволюционной России»: начиная от ряженых казаков и самозваных «дворян», и заканчивая вполне цивилизованными и современными сторонниками трансформации СССР в новую Российскую империи или республику. Среди последних было немало представителей интеллигенции, особенно творческой, и они умело популяризовали свои идея в масса под «хруст французской булки». Можно вспомнить позднего Игоря Талькова, оседлавшего эту волну в 1990-91 г.г. Его сценические костюмы под «русского офицера» были нелепы, его песни напоминали речи на политических митингах, но он пользовался огромным успехом! И не только в РСФСР, но и в других республиках Cоюза, где существовала хорошая почва для распространения идей «нового русского мира»…

Тальков

Скрепы начинают и выигрывают 

Все эти ряженые – будь то «дворяне» в белогвардейских кителях, или «запорожцы» в шароварах  - являются лишь не очень удачными иллюстрациями к «национальным идеям». А сами эти идеи – только красивые сказки, написанные для рекламы политических проектов. Просто многие люди так уж устроены, что их намного проще соблазнить романтическими идеями или рекламой, чем убедить прагматичными доводами! Вот почему запуски политических проектов сопровождаются массовой пропагандой ценностей и скреп с плясками ряженых - при минимуме, а то и при полном отсутствии доказательной базы. Реальная же политика вершится в кулуарах и за кофейными столиками, на встречах тех, кто действительно может влиять на ситуацию и изменять её.

 В конце 80-х российская элита имела возможность использовать против союзной не прозападный либерализм, а «русскую идею» - являющейся не менее антисоветской. А союзная элита, в свою очередь, могла бы взять эту «русскую идею» себе на вооружение, используя её для сохранения своего лидирующего положения. Собственно, объединяющих идей было всего две: это сохранение СССР или восстановление «единой и неделимой» России. При правильной подаче, он имел бы в национальных республиках не меньший успех, чем нынешний «неонационализм». Особенно, если бы его тоже сверху поддерживало руководство силовых органов, а снизу – группировки радикальных «титушек».

Поэтому, сколько бы ни твердили записные национал-патриоты современности о «генетическом коде нации», факты говорят о том, что сознание определяется бытием и умелой пропагандой. Вспомним, как в середине 90-х охватившие постсоветское пространство кризисы привели к резкому падению популярности «национальных идей» и росту реинтеграционных настроений! В Украине произошел всплеск популярности левых партий и идей «нового Союза», в Беларуси Лукашенко пришел к власти именно на реинтеграционных лозунгах. 

В самой России прозападные либеральные идеи стали настолько непопулярными, что элите пришлось срочно переобуваться в патриотические сапоги – сшитые из кусков советских и великороссийских идей. Впрочем, лишь переобулись: тот же Путин, будучи плоть от плоти местной российской элиты (питерский клан Собчака), является противником и восстановления СССР, и воссоздания России. Его интересуют лишь проекты типа ЕЭП и ТС, представляющие собою чисто экономические картели национальных элит. Но всё же, ему отлично удается вот уже более двадцати лет дурачить сторонников «великодержавия».

Таким образом, «русская идея» вполне доказала свою жизнеспособность и популярность  - в том числе во время события 2014 года, увлекших в ряды пророссийских сепаратистов не только этнических русских, но и украинцев Крыма и Донбасса. Другое дело, что убивать друг друга за идеи, спущенные народу политическими авантюристами – это форменный идиотизм!

"Русская весна"

Малороссийские хроники

Остается главный вопрос: если бы под лозунгами «великой России» союзная элита взяла верх над местной, или пришедшая к власти российская решила бы собрать республики под свой скипетр, то как бы они договорились? Ведь нашему воображению в этом случае сразу же представляется сценарий многочисленных войн, которые бы Москва вела с непокорными национальными государствами. И, конечно же, в качестве главного примера многие бы привели конфликты в Осетии и на Донбассе. Разве нынешняя «украино-российская война» не опровергает вероятность изложенного тут сценария? 

Нет, не опровергает. Поскольку она является следствием процессов, шедших в Украине и России на протяжении 1989-2014 г.г. Но если бы в 1989-1990, в момент «развилки» событий,  они пошли бы по иному сценарию, то мир, в котором мы живем, и люди вокруг нас, успели бы сильно измениться, но совершенно иначе. Мы жили бы на юге Российской империи (как и большинство наших прадедов), и воспринимали бы это столь же естественно, как сейчас мы воспринимаем государственность Украины и её конфликт с Россией. Большинство украинцев продолжили бы клеймить украинский  национализм и считать его пережитком далекого прошлого, как делали это до 1989 года  - ведь местная элита не взяла бы его на вооружение, не популяризировала в массы и не поставила в основу публичной политики. Вместо этого нам бы пудрили мозги другими лозунгами!

Какими? Если бы государственная политика стоилась на «русской идее» и панславизме, то нам бы внушали триединство русского народа, частью которого вновь бы (как до 1917) записали малороссов (и белорусов). Возможно, что «украинству» была бы объявлена война  - точно так же, как сейчас украинская власть борется с идеями «русского мира». И не исключено, что Белецкий, Ярош, Стерненко и Карась сейчас были бы лидерами каких-то великорусско-националистических движений, и гоняли бы по улицам Харькова и Киева «мазепинцев», а Ирина Фарион была бы деканом кафедры русского языка. Соответственно, из всех сфер жизни вытесняли бы не русский язык, а украинский. Можно сказать, что это было бы тоже дерьмо, что и сейчас, только навыворот! А еще это можно назвать сном национал-патриотов двух стран, только для российских он сладкий, а для украинских кошмарный…

Но любой радикальный «патриотизм» - это источник постоянных конфликтов, не зря от него отказались в Москве. Поэтому больший успех имел бы вариант «единой и неделимой», но либеральной и многонациональной либо космополитической России. Даже в случае восстановления символической монархии (в этом случае фактическим главой государства был бы премьер-министр). В таком случае фактор межнациональной конфликтности был бы сведен к минимуму, но национализм все равно бы порицался и преследовался как экстремизм. Впрочем, у него было крайне мало сторонников – не больше, чем сейчас у неоязычников. Что же до социально-экономического состояния государства, то оно наверняка бы именно нынешний уровень Российской Федерации.

А теперь ответим на поставленный вначале вопрос. При всех многочисленных противоречиях между местной и центральной элитами, однажды они уже успешно договорились – это произошло в XVIII веке. Они вполне могли сделать это и в 1989 году. И они, при желании, способны сделать это в будущем. Причем, без всякого сопротивления «отважных патриотов»! Потому что если подобный политический проект будет осуществляться столь же тщательно и масштабно, как и развод республик Союза, то многие из нас начнут его поддерживать еще до того, как будут поставлены все подписи под последними соглашениями. И  в этом главный печальный вывод нашего экскурса в альтернативную историю: многие из нас неистово отстаивают то, что нам вложили в голову посредством телевизора!