Галичане переплюнули ацтеков в своих ритуалах

 
 
 
Раскрыт секрет самого популярного метода омоложения в Украине

Индусы, ацтеки, полинезийцы нервно курят в сторонке, когда речь заходит о жителях Тернопольщины, Франковщины и Львовщины. Множество мелких и не более предрассудков, обычаев, порядков, поочередностей, укладов, даже законов преследуют галичанина всю жизнь и, в итоге, становятся его частью. Об этом стало известно журналистам нашего интернет-издания Новости Украины - From.UA из интернет-ресурса «То є Львів».

Старый год для автохтонного галичанина заканчивается не 31 декабря, а жатвой и огородными работами.

Выкапывание картошки - культурно и эмоционально событие мирового масштаба, поверьте, не меньше чем бразильские карнавалы, баварские октоберфесты или паломнические хаджи.

К этому событию готовятся заранее, латая мешки, любовно перекладывая инструмент и пересчитывая потенциальных копальщиков и сборщиков. Напряжение растет ближе к середине августа и под сентябрь атмосфера в галицкой деревне становится похожа на нервное оцепенение в салуне Дикого Запада, когда все схватились за свои кольты и ждут первого выстрела.

И выстрел раздается. Усредненная «цьотка Галька» выходит с ведром и рыскалем на огород, шифруясь, будто просто чтобы накопать полведра себе на борщ, но подозрительно прищуренные-оценивающие взгляды соседей через забор мгновенно секут ситуацию и все взрывается.

"Галька уже копает, а мы еще нет!!!!!»

У старых и малых начинает невыносимо печь в *опе и целая армада высыпает на огороды, с ведрами, рискалями и мешками.
Джек Лондон описывал в своих произведениях, как на Аляске картошкой лечили цингу, но на Галиции «бараболя» становится настоящей панацеей. Она лечит артриты, варикоз, лихорадку, давления и гипертонические кризы и нивелирует геронтологию как явление. Старые и немощные встают с кроватей и ковыляют с ведром на огород, чтобы подбирать, потому что не идет лежать и умирать, когда все на огороде.

В первый час копания четко распределяются все роли-кто, что должен делать и как. Срочно набираются на мобильный все сыновья и дочери в городе, которые покидают свои ноутбуки и офисные работы и уходят в село, реализуя свои еще в детстве намертво привитые комплексы вины перед родителями. Будто по зову профессионального гипнотизера, дающего условный знак.

Только когда все выкопано, отсортировано, ссыпано и накрыто – бурная Галицкая душа успокаивается, будто после катарсиса и возвращается к будничным делам.

И уж когда оборванная ботва горит на огородах, пуская красивые вертикальные столбы дыма в небо, как ритуальные очаги племен Сиу и команчей – становится невыразимо легко. Галичанин стоит, опершись на грабли, и смотрит на тот дым. Ибо в том дыме полностью сгорел он прошлогодний и теперь обновился как младенец. A в его глазах, как на информационных табло Терминатора пролетают цифры только ему понятной статистики – цена на картошку в этом году, количество выкопанных мешков, количество сломанных древков и дней, выигранных у соседей в борьбе за финал.