«Пленки» Медведчука – ответ на офшоры Зеленского: как Банковая сбивает волну народного негодования

 
 
 
«Шпионский скандал», выстроенный на топорном монтаже 
«Пленки» Медведчука – ответ на офшоры Зеленского: как Банковая сбивает волну народного негодования

 Вместо борьбы с реальными коррупционерами и бандитами, режим Зеленского предпочел бороться с выдуманными «предателями» и «агентами Кремля». Потому что с коррупционерами можно договорится, войти к ним в долю, даже принять в ряды «Зе!Команды», а маскирующихся под «патриотов»  бандитов сделать своей опорой. А вот когда на несговорчивых оппозиционеров не удается накопать ничего коррупционного или криминального, остается лишь «шить» им абстрактную «измену родине». Определяя суть этой «измены» совершенно произвольно и откровенно фабрикуя её «доказательства». Ярким примером чего является т.н. дело Медведчука, начавшееся еще весной с пресловутых «пленок»…

Новый «кассетный скандал»

На самом деле это, конечно, никакие не «пленки», а некий аудиофайл в цифровом формате, который Офис генерального прокурора и СБУ пытаются выдать за «доказательство». Просто в Украине так по привычке называют всевозможные аудиозаписи, реальные и фальшивые. Как вы помните, началось это еще двадцать назад, когда были обнародованы т.н. пленки майора Мельниченко, вызвавшие «кассетный скандал» с колоссальным резонансом. И хотя в итоге никто из фигурантов этого «Кучмогейта» не понес никакой ответственности, он привел к масштабному политическому кризису, ставшему прологом к первому Майдану.

 Этот успех вдохновил многих, и разнообразные публикации записей стали появляться практически ежегодно, став своеобразной традицией украинской политики. Однако повторить его уже никто не мог, а общественный интерес к последующим «кассетным скандалам» с каждым разом неуклонно падал. Опубликованные в последнее время «пленки» - а если по-честному, то цифровые записи - Деркача, Гончарука, Вилкула и пр. становились сенсацией на один день, в лучшем случае на пару недель, после чего о них быстро забывали. В том числе потому, что правоохранительные органы не могли использовать их как прямые улики в силу невозможности подтвердить ни источник появления, ни их достоверность. 

Поэтому когда нынешней весной произошел «слив» в СМИ т.н. «пленок Медведчука», за которые сразу же с таким энтузиазмом ухватились Генпрокуратура и СБУ, то это вызвало огромное недоумение и закономерный вопрос: а чего, собственно, добиваются организаторы этой дутой «сенсации»?

Ведь сегодня технологии вышли на такой уровень, что обычный школьник может за час на ноутбуке смонтировать такие «записи» хоть с голосом Медведчука, хоть с голосом Зеленского, хоть самого Джо Байдена. 


Чем докажете?!

У всех этих цифровых записей, которые нам манипулятивно подают как «пленки», есть несколько общих недостатков, делающих их юридически ничтожными. В первую очередь потому, что, как мы уже сказали, практически все из них, в том числе «пленки Медведчука», являются цифровыми аудиофайлами. Именно файлами, а не записями, поскольку невозможно доказать, что это вообще запись разговора, а не организованный кем-то «театр у микрофона». Дело в том, что экспертизу на подлинность и отсутствие монтажных вырезок-вставок могут пройти только записи в аналоговом формате, поскольку их невозможно незаметно подделать. Цифровые же аудиофайлы можно резать, «клеить», изменять тембры голоса (как делают некоторые поп-звезды), а потом попытаться вытереть все следы изменений. 

Вот почему цифровые аудио записи, независимо от своего содержания, не могут выступать в качестве законного доказательства. Именно поэтому их относили не в прокуратуру или суд, а на телевидение. И именно поэтому все эти «кассетные скандалы» всегда заканчивались ничем.

В принципе, одного этого уже достаточно, чтобы «цифровые записи Медведчука» юридически не могли выступать в качестве основания обвинения. Хотя есть и другие нюансы. Первое: сбор информации (запись) может быть открытым и скрытым. Если вы спрятали/замаскировали вашу камеру или диктофон, и «объект» ничего не знает о ведущейся записи, то это скрытый способ. И это незаконно, если вы затем используете полученную таким образом личную информацию против него! Меру ответственности (штраф или срок) суд потом определит в зависимости от причиненного человеку ущерба. 

Второе: «любительское» прослушивание и запись любых телефонных разговоров, особенно с использованием спецсредств, абсолютно незаконны. И еще более незаконно записывать разговоры госслужащих, особенно имеющих доступ к гостайне (нардепов, чиновников, президентов). Единственный, кто имеет на это право – соответствующие правоохранительные органы и специальные службы.

Третье: законное прослушиванием ведется органами в рамках оперативно-розыскных действий, регламентируемых законом. Для проведения «прослушки» необходимо разрешение (хотя бы вышестоящего начальства) и, самое главное, основание – которым является открытое уголовное производство. Опять же, для открытия этого производства тоже нужны основания. 

Это не просто юридические формальности. Если «прослушка» ведется незаконно, без официального протокола с указанием, кого и когда записывали, то вы ничем не сможете доказать, что записали разговор или даже изображение того самого Иванова-Петренко-Сидорчука. Юридически это будет запись людей, чьи голоса и внешность лишь похожи на голоса и внешность Иванова-Петренко-Сидорчука, но ведь за схожесть в нашей стране пока не сажают!

Единственный способ превратить такую запись в факт – это официальное признание хотя бы одного из её фигурантов, что такой разговор или действие действительно имели место быть. Виктор Медведчук уже не раз официально заявлял, что отраженный в предъявляемом аудиофайле разговор ему не принадлежит. Доказать обратное до сих пор никто не смог! Зато есть признаки очень грубого цифрового монтажа, следы которого даже не удосужились стереть. То разговоры неожиданно обрываются, то ни к селу ни к городу звучит чей-то смех (видимо, попал из другого файла, а монтажеры не заметили).

Ну а если все прослушиваемые идут в отказ – мол, не я это, начальник – то остается только сунуть эту запись… в руки журналистов или народных депутатов. Которые охотно публикуют любую информацию, даже полученную незаконным путем - благо в Украине их за это пока реально не наказывают, лишь стращают. Но, опять же, тут есть свои нюансы! Поскольку публикуемая запись незаконна, а в случае с делом Медведчука является и цифровым аудиофайлом, то и записанные на ней голоса и люди юридически не идентифицированы. И до тех пор, пока гражданин Иванов-Петренко-Сидорчук сам не признается, что на «пленке» записан именно он, никакой суд не может наказать автора записи и опубликовавшего её журналиста/нардепа за причиненный ущерб. 

В общем, вот так и появляются эти самые «пленки» – которые на самом деле цифровые файлы с компьютера – незаконно полученные записи, опубликованные затем через журналистов или политиков. На первый взгляд кажущиеся громкими изобличающими фактами, вот только их не примут в качестве доказательства ни в одном суде, даже украинском. И единственное, что хоть как-то можно выжать из таких «кассетных скандалов», это начать проверку опубликованной информации, если в ней есть какие-то признаки преступления. И вот уже если следователи действительно нароют какие-то доказательства, тогда на их основе можно заводить уголовное дело. 

Впрочем, иногда случается, что фигуранты таких записей не отрицают, что это именно их голоса/физиономии, и они действительно вели эти беседы. И вот уже тогда авторы и публикаторы записей действительно «влипают»! Так случилось с телеканалом «1+1», обнародовавшим пленки Гончарука: как вы помните, тогдашний премьер не стал открещиваться от записей, а признал их и пошел каяться в Офис президента, после чего в студию «1+1» нагрянула с обысками СБУ.

При этом нужно заметить, что случай с Гончаруком можно отнести к разряду вопиющих. Потому что в записанном разговоре он действительно совершил пусть и не преступление, но проступок – он подтрунивал над президентом, а это всегда чревато (что и доказало его последующее увольнение). В основном же такие признания делаются тогда, когда фигуранты записей не видят в них ничего сказанного или сделанного, что могло бы их привести на скамью подсудимых или хотя бы серьезно скомпрометировать. И подобные «кассетные скандалы» быстро лопаются, словно мыльный пузырь. 


За кулисами политического шоу

Что же касается аудиофалов с якобы записью разговорами Медведчука, которые кускамими «вбрасывают» через «Bihus.Info» (отсюда их второе название «пленки Бигуса»), то их можно отнести к классике украинского «кассетного скандала» позднего периода. У таких цифровых файлов есть общие черты: незаконность записи (это априори), отрицание их подлинности её фигурантами записей, невозможность законно доказать их идентичность, а главное - это их крайне низкая или вообще нулевая криминальность. Поэтому такие пленки используют исключительно для создания общественного резонанса и информационного фона к каким-то другим событиям. 

Сразу возникает вопрос, кто использует эти фейковые «записи»? Как показывает история украинских «кассетных скандалов», в абсолютном большинстве случаев они направлены против действующей власти - являясь оружием оппозиции или тех, кто ей покровительствует. Но в данном случае, наоборот, заказчиком атаки против Медведчука является именно Банковая. Этот «кассетный скандал» должен был стать фоном для развернутой компании по преследованию Медведчука и укрощению ОПЗЖ. 

Заодно решили «наехать» и на Порошенко, изобразив его эдаким «подельником» Медведчука – мол, это он все пять лет своего президентства поддерживал кума Путина! Как съехидничали СМИ, у Зеленского решили убить одной пленкой сразу двух зайцев, устроив шоу для тех, кто одинаково неприязненно относится и к Медведчуку, и к Порошенко. А это довольно интересная аудитория: тут вам и бывший электорат «Народного Фронта», и «еврооптимисты» в обнимку с национал-радикалами, и избиратели Тимошенко, и Гриценко. В общем, те, за чьи симпатии последние полтора года так отчаянно борется команда Зеленского! Хотя всех грести под одну гребенку не стоит: расчет делался на тех из них, особенно те, кто с энтузиазмом верит во всевозможные «зрады» и в «агентов Кремля», поскольку им никакие веские и законные доказательства не нужны. «Да вот же в телевизоре сказали!», «да и так всё давно ясно!» - вот их типичные «аргументы».

По мнению политологов, причина этого проста: Порошенко является таким же политическим конкурентом команды Зеленского, как и ОПЗЖ, и в интересах Банковой «топить» их обоих. Давайте вспомним, что Зеленский пришел к власти на лозунгах, близких к ОПЗЖ – мир на Донбассе, нет повышению коммунальных тарифов, послать куда подальше МВФ, прекращение ущемления русского языка и т.д. А так как Зеленский превратился в «Порошенко №2»,  то избиратели массово разочаровываются и уходят – причем 7 из 10 уходят именно к Медведчуку и ОПЗЖ. Но вот беда – и в новой нише Зеленскому и «слугам» не удалось завоевать симпатии избирателей и «подвинуть» Порошенко. 

Не говоря уже об очевидном факте, что Зеленский и СНБО бросились объявлять санкции против Медведчука после того, как рейтинг ОПЗЖ зимой 2020-2021 года догнал и перегнал «Слугу народа». А это лишний раз подтверждает, что дело Медведчука – всего лишь политический заказ, причем в очень корявом исполнении.

Медведчуку нужно бояться только беспредела

Вы заметили, что вопрос о законности происхождения этих пленок просто бояться поднимать? Да что там, до сих пор не установлен их автор! Бигус вот утверждает, что записи делали некие украинские спецслужбы «в рамках масштабной спецоперации еще с 2014 года». Допустим, что это так. Тогда, где же результаты этой спецоперации, где уголовные дела, где понесшие наказание преступники? Если следствие всё еще идет (восьмой год), то почему все это время его фигурантов не вызывали на допросы, почему никто вообще ничего об этом деле не знает? А ведь есть процессуальные сроки, установленные Уголовным процессуальным кодексом. Если есть дело – проводите следственные действия и вызывайте на допрос! Или никакого дела нет и не было? И почему эти пленки, то есть гипотетические материалы следствия, незаконно опубликованы в СМИ? Опять же, где предъявленные обвинения? 

На самом деле Бигус просто соврал, причем очень неуклюже, что не делает чести этому журналисту, иногда выпускающему весьма интересные сюжеты. Потому что через несколько дней после публикации «записей»,  СБУ заявило, что занимается проверкой их подлинности. Вот только если бы эти записи были действительно получены «в рамках масштабной спецоперации спецслужб», то они были бы должным образом записаны в аналоговом формате, оформлены и запротоколированы самой СБУ. После чего, чтобы снять все вопросы, они бы еще прошли независимую экспертизу в другом ведомстве. А здесь мало того, что СБУ приняла к делу цифровой аудиофайл, так еще и сделала их «экспертизу» в собственном институте, который … входит в структуру СБУ. Более того, потом Зеленский лично наградил ряд сотрудников, подписавшихся под этой липовой «экспертизой»! Ой, как некрасиво получилось!

Таким образом, можно однозначно утверждать, что данные записи является типичной «кустарщиной» и совершенно незаконны. А значит, что у Медведчука есть большой простор для юридического маневра: он может выбирать, минимум, их двух основных вариантов. Первый – признать, что на пленках его голос, одновременно подав заявления в органы о возбуждении уголовных дел по факту незаконной «прослушки» и публикации собранных материалов. В данном случае, как минимум, бледным выглядел бы Бигус (заказчик наверняка сделал бы его «стрелочником»).    

Была бы это явка с повинной? А в чем тут виниться? Да, на опубликованных записях «человек с голосом Медведчука» общается с т.н. «лидерами террористов» и чиновниками Кремля. Но ведь вести с ними разговор закон не запрещает, особенно если при этом Медведчук выполняет свою непосредственную обязанность в качестве официального переговорщика! Более того, Медведчук официально стал специальным представителем СБУ согласно распоряжению главы СБУ Валентина Наливайченко от 20 января 2015 года! Что на это скажет господин Баканов? Пожалуй, что ничего – как и на вопросы о сепаратистских воззваниях своего тестя Евгения Лазаренко. 

Договариваться об освобождении пленных – это преступление? Нет, это обязанность переговорщика. Просить боевиков не захватывать и не разграблять какие-то объекты в Донецке - это тоже не преступление. А можно ли поставить в вину переговоры о закупках угля в условиях, когда украинские ТЭС едва не остановились? Да-да, мы все помним эти новости «угля на электростанции осталось на два дня работы». Мы все помним, что эти закупки были лично одобрены президентом Порошенко, а постановления правительства о закупках подписывал премьер Арсений Яценюк. Почему у СБУ не возникло вопросов к ним? Или там хотят сказать, что Порошенко и Яценюк были лишь зиц-председателями, а все важные для Украины вопросы решал Медведчук? Так это прямая реклама Медведчука!

В любом правовом государстве Медведчук легко бы выиграл это дело в судах. Но есть один нюанс: Украина перестала быть правовым государством, здесь закон – это понятие относительное, которое по указанию Банковой трактуют «как дышло», здесь он даже «активистам» не указка. Власть развернула репрессии против Медведчука по беспределу, используя довольно вздорные обвинения в «государственной измене». Думается, что сюжеты записей никто бы и не стал разбирать с точки зрения закона – потому что тогда выиграет Медведчук. Нет, их используют в целом, как аморфное «доказательства измены», причем лишь в качестве провокации: подогреть настроения «патриотов» и дать СБУ с НАБУ хоть какой-то провод открыть против Медведчук новые уголовные дела. Докажут или нет, а вроде как есть повод для домашнего ареста!

Поэтому Медведчук логично выбрал второй вариант – отрицание подлинности этих записей. Если на него хотят что-то повесить, то пусть сами и доказывают! Кроме того, не забываем вышеупомянутое положение: если один из участников записанного разговора подтвердит его подлинность, то автоматически подтверждается и личность его собеседника. То есть, Медведчук не стал делать никаких признаний, которые бы затронули и других людей. Такую же позицию выбрал и Порошенко, ну а что касается чиновников Кремля, то они лишь посмеиваются над недалекими интриганами с Банковой. 
 
В итоге затеянное на Банковой шоу провалилось. Те, кто и ранее ненавидел Медведчука как «врага Сороса» и «кума Путина», продолжили его ненавидеть. Те, кто ранее относился к нему позитивно - не изменили своего мнения после публикации этих пленок. Единственное, что получила Банковая – повод отвлечь от скандала с Pandora Papers, которые разоблачили, что «новое лицо» и «не запятнанный» Зеленский – точно такое же как «старые политики» и подлые олигархи, потому что не платил налоги в Украине, а выводил в офшоры. Но беда в том, что скандал раздули СМИ Запада, а украинская власть пытается реагировать на своем местном уровне и откровенно провинциальными методами. Поможет ли?