Восточное партнерство: почему выходка Лукашенко должна подтолкнуть ЕС к новым идеям

 
 
 
Обзор

Лукашенко целенаправленно ударил по тем, кто активно пользовался поддержкой ЕС: по студентам (Erasmus +), активистам и профессионалам. Ведь отбрасывая канцеляризмы и сотни длинных документов – один из главных плюсов "Восточного партнерства" – обеспечение мобильности и укрепления связей между людьми.

Во всех єтих причинно-следственных связях разбирались в материале 24 канал.

Мы стали воспринимать помощь как данность

Не знаю, как вы, а я помню 9 кругов ада в консульских и визовых центрах. Визу можно было получить ровно на 3 дня, потому что именно столько длится конференция. Иногда могли затребовать странные документы – например, паспорт основателя общественной организации, которая пригласила. Все завесило от страны, но нервы и деньги тратились в любом случае.

До коронавируса для многих было обычным делом слетать на выходные в Варшаву или Будапешт. Введение безвиза в 2017 году воспринималась как данность. В Беларуси, где самопровозглашенный президент Александр Лукашенко, решил в одностороннем порядке выйти из инициативы "Восточное партнерство", до сих пор за шенгенскую визу нужно выложить 35 евро (официальная сумма – 80). И даже это считалось победой. Такую "скидку" также имеют граждане России, Армении и Азербайджана.

Подобный ответ на санкции ЕС выглядит местью своему же народу. Да, проект есть, за что критиковать, но сама идея объединения на основе общих ценностей, совместные программы для молодежи, бизнеса и самоуправления – это в первую очередь дополнительный инструмент для развития шести стран – Армении, Грузии, Азербайджана, Молдовы, Украины и Беларуси.

Грузия, Молдова и Украина всегда были лидерами "Восточного партнерства". И это несмотря на пророссийское влияние на отдельные группы политиков в странах, революции и проблемы с реформами.

Критика "Восточного партнерства"

В прошлом году дискуссии были вызваны круглой датой – 10-летием инициативы. А Беларусь уже была охвачена протестами, Армения и Азербайджан вновь решили делить Нагорный Карабах.

Украина и Грузия все еще бьются над реформами, но антикоррупционная эпопея продолжается, а давление Запада – дипломатическое и финансовое – пока не влияет на прогресс. В Молдове продолжается борьба за власть. В мае стартовала избирательная кампания досрочных парламентских выборов, назначенных на 11 июля 2021 года.

"Восточное партнерство" действительно нужно переосмыслить. И не только потому, что некоторые страны слишком зависимы от России, Беларусь повесила занавес, а реформы в коррумпированном обществе не делаются молниеносно. Просто мир изменился и продолжит меняться. Хорошо, что активно обсуждаются возможности для дальнейшего развития рынков, транзитные маршруты, экологические решения.

В эпоху постправды и COVID-19 очень красиво звучат такие цели как "обеспечить поддержку цифровой трансформации и содействие созданию справедливых и инклюзивных обществ". Но на фоне пропаганды и конкретных диктаторских действий некоторых стран – нужен более четкий и понятный план.

Как реально помочь?

Например, помощь в создании рабочих мест и инвестиции – отличная возможность избежать brain drain и развить экономику. А работа с медиа и диджитал инициативы создадут баланс, который постоянно нарушается потоками дезинформации. Конечно, в прошлом году были расписаны основные принципы работы на будущее (читайте о планах после 2020 года), но, как мне кажется, есть одна простая и не затратная вещь, которая поможет всем. И это диалог.

Нужно вернуться к обсуждению простых вопросов: "В какой помощи нуждаются жители стран?", "Какие проекты дали бы активным гражданам свободу влиять на ситуацию в своих сообществах?". И это не означает, что придется вкладывать миллионы в гранты. На самом деле обществу всего лишь нужен пример.

Для того чтобы сортировать мусор возле своего дома и или сделать открытые курсы английского в родном университете – не нужны деньги ЕС. Слепое финансирование вызывает выученную беспомощность. 

ЕС может оставаться партнером, медиатором и объединением, которое может указать путь достижения целей. И никакой Лукашенко не помешает прогрессу, если Евросоюз пересмотрит свой преимущественно бюрократический подход к большим проектам.

Ольга Консевич, 24 канал