Жертвы неизбежны: эксперт рассказал о проблемах с вакцинацией

 
 
 
вакцинация

Журналист Павел Казарин на своей странице в Facebook рассказал о стадиях вакцинации, которые проходит любая страна.
Любая вакцинация сталкивается с несколькими стадиями в любой стране. В первую очередь возникает дефицит вакцин, а уж потом наступает вторая стадия – дефицитсамих вакцинируемых, то есть тех людей, которые готовы рискнуть и привиться.
Как отмечает журналист, на последнем примере с МОЗ видно, что решение вакцинировать лидеров общественного мнения вызвало завистливые возгласы в соцсетях, так как получить вакцину хотели многие, но проблема была в ее недостатке.
По словам публициста, чуть позже предложение таки догонит спрос благодаря Центрам массовой вакцинации. Минздрав сегодня заявляет, что число привитых растет с каждым днем, хотя чило полностью вакцинированных не превышает и 2%. 
Журналист отмечает, что Украина еще не вышла на ту вторую стадию, когда возникает дефицит людей готовых прививаться. Но это все равно произойдет, и тогда возникнет другой вопрос, перед которым стоят сегодня развитые страны — как выработать коллективный иммунитет, который можно достичь лишь после ввода обязательной вакцинации.
По мнению автора статьи, вот тогда Украина погрязнет в настоящих дебатах о границах свободы. Что касается вакцинации, то споры об этом не утихают уже несколько столетий

Публицист напоминает, как в США на протяжении всего XIX века власти судились с вакциноскептиками, которые утверждали, что обязательные прививки от оспы нарушают их конституционное право на «жизнь, свободу и стремление к счастью». Все это длилось до тех пор, пока не вмешался Верховный суд США, признавший обязательную вакцинацию законной. Таким образом медицина получила возможность доказать, что любую болезнь можно победить лишь методом коллективного вакцинирования.
Итак, страшные болезни в виде кори стали исчезать, становились так сказать виртуальными, а люди стали более восприимчивы к информации о побочных эффектах от вакцин, опираясь на ощущения. Поэтому в апреле 2021 года ЕСПЧ был вынужден признать обязательную вакцинацию соответствующей демократическим нормам. 
 
по словам журналиста, конечно же, это не остановило противников вакцин. Теперь антивакцинаторы заявляют о свободе выбора и «неприкосновенности частного». Некоторые из них даже сравнивают себя с жертвами нацизма, присваивая себе чужое страдание, с целью вызвать к сочувствие к своей персоне. 
Впрочем, хуже будет лишь таким вот бдителям «свободы», ведь отказавшись от вакцинации они попадают в группу риска по заражению. Конечно, такая группа несет угрозу и для всего общества, становясь инкубатором для новых штаммов.

Журналист подчеркивает, что как бы мы не упрямились, но у нас в крови жертвовать персональными свободами ради общего блага. К примеру водители соблюдают ПДД, пассажиры самолетов соблюдают правила прохождения пограничных досмотров и т.д..
Поэтому, как бы мы не хотели избавить себя от негобходимости подчиняться правилам массовой вакцинации, а сделать это в итоге придетсяю
Павел Казарин предрекает деление мира на тех, кто в него инвестирует, и тех, кто его без спроса присваивает.
Нас ждут различного рода ограничения и тестирование за свой счет, но это лишь методы борьбы с пандемией, которая может зайти на новый круг и уже потом арсенал средств принуждения может увеличиться.

Журналист обращает внимание на проблему, ведь логика антивакцинаторов по большей части лежит в пространстве религиозно-мистическом. Часто такие люди считают пандемию промыслом высших сил и ощущают себя на развилке, когда можно принять свою судьбу – и переболеть или же взбунтоваться и сделать прививку. Поэтому чаще из-за пугающего второго сценария, такие личности выбирают путь первый, отказываясь от обязательной вакцинации.

Журналист подмечает, что сегодня пандемия сродни настоящей войне, которая поставит во главе стола коллективное выживание. Поэтому в какой-то степени даже хорошо, что Украина отстает в вопросе ковид-вакцинации, так как именно это дает ей шанс получить уже готовые модели поведения, проверенные на других странах.